Автомобильный портал iCarz

Команда Даллара

feliks 10.07.2012 Это интересно Комментарии отключены

Дебют — Большой приз Сан-Марино, 1988. К началу нынешнего сезона команда участвовала в 46 Гран при. 1 третье, 1 четвертое, 1 шестое места. 8 очков, в среднем 0,17 на один Гран при.

Определить нынче национальную принадлежность той или иной команды формулы 1 — дело весьма непростое. В самом деле, попробуйте угадать, что скрывается за названием «Футуорк-Эрроуз-Порше». Машины английские, пилоты итальянские, двигатели немецкие, а хозяева японские. Самая богатая и известная «конюшня» формулы 1 так и называется — «Мак-Ларен Интернешнл». И даже красные «Феррари» — символ итальянского автоспорта — проектируют и собирают ныне в Англии американские конструкторы и британские техники.

Но такой «гоночный интернационализм», как видно, не всем по душе. Периодически то во Франции, то в Германии, а то даже и в Японии появляются проекты создания «национальных команд» формулы 1. Самый свежий пример — «БМС Даллара».

Мысль о том, чтобы вступить в формулу 1 с настоящей итальянской командой, пришла в голову Джузеппе Луччини в середине 80-х. Беппе, как называют его друзья, входит в одну из самых известных в Италии семей промышленников и банкиров. Отец Джузеппе, к примеру, долгое время был президентом корпорации «Конф-индустрия», иные родичи тоже не последние люди в итальянском обществе. Пристрастие Луччини к спортивным автомобилям в общем-то довольно характерно для итальянца его возраста и положения. Беппе несколько лет финансировал, например, постройку спортивных прототипов, на которых итальянец Мауро Нести и швейцарец Филипп Дарбеллэ выигрывали многие горные гонки.

Но построить чистокровную итальянскую «формулу» — дело значительно более сложное. Прежде всего, конечно, для этого нужен итальянец конструктор. В этом плене сомнения у Луччини не было — только Джанпаоло Даллара, его друг, талантливый автоинженер. Даллара проходил «конструкторские университеты» в таких прекрасных «учебных центрах», как «Феррари», «Мазерати» и «Ламборгини». Венцом этой работы стал автомобиль «Ламборгини-миура» — великолепное спортивное купе типа «Гран туризмом, вошедшее во все автомобильные энциклопедии как один из шедевров 60-х годов.

Затем итальянский инженер основал собственную фирму. И здесь его ждал успех — гоночные «даллары» получились на славу. В последние годы они буквально оккупировали все национальные первенства формулы 3 и некоторые иные младшие формулы. Предприятие Даллары вышло и за пределы Италии, открыв филиалы в Германии и Франции.

По идее, следующим шагом Даллары должна была стать формула 1. Тут-то они с Луччини и нашли друг друга. Конструктору, естественно, необходим был крупный и авторитетный спонсор, даже более чем спонсор — организация, которая бы выступила покровителем во всех областях деятельности будущей команды. Луччини же, конечно, понимал, что одни деньги не способны выигрывать Большие призы. Ему требовалась интеллектуально-конструкторская база, чей-то опыт. И оба нашли то, что искали. Даллара и Луччини подписали контракт (для начала на пять лет) о создании команды формулы 1 по принципу «деньги наши — мозги ваши». Таким образом на свет появился интересный симбиоз — команда одновременно и Даллары и Луччини. Слияние, однако, распространяется лишь на формулу 1, в других формулах деятельность конструктора и его фирмы вполне независима.

Мировые телеграфные агентства разнесли весть об образовании новой итальянской команды 15 декабря 1987 года. А уже в марте 1988-го «формула», получившая название «БМС Даллара-188″, была готова. К слову сказать, само «совместное предприятие» Даллары и Луччини носит довольно длинное название — «Брешия Мотор Спорт — Скудерия Италия — Даллара». Почему Брешия? Во-первых, там располагаются офис и сборочные цеха команды (производственные помещения фирмы «Даллара» находятся в городке Варано). Во-вторых, Брешия — составная часть северозападной итальянской провинции Ломбардия, знаменитой на всю страну не только мощью своей промышленности, но и давними спортивными традициями. Именно здесь находятся автодром «Монца» и штаб-квартиры знаменитых на весь мир «Феррари», «Мазерати», «Ламборгини».

Но, кроме того, Беппе Луччини ведь и сам — истинный ломбардец. А посему его команда должна демонстрировать всему миру силу ломбардской промышленности, составная и неотъемлемая часть которой — семейство Луччини. Все служащие и механики команды также выходцы из Ломбардии. Ну и, конечно, машины «Скудерии Италия» окрашиваются в красный цвет, который давно считается официальным итальянским цветом в автоспорте. Кстати, Луччини не скрывает своей надежды на то, что в будущем его «скакуны» побегут резвее других красных машин формулы 1 — «феррари».

Правда, дебют «Даллары-188″ на Большом призе Бразилии 1988 года был не слишком обнадеживающим. Гонщик команды, молодой Алекс Каффи (тоже, между прочим, ломбардец) стал первой жертвой введенной в том самом году предквалификации. Но это нисколько не смутило Беппе: «В первую очередь для нас важна обкатка. Ничего более основательного пока не требуется. Мы даже не заикаемся о попытках состязаться с «Мак-Лареном», «Феррари» и «Вильямсом», которые вообще на другой планете. Наша первая задача — представлять собой уже в следующем году команду, находящуюся на достаточно профессиональном уровне».

И — нужно отдать должное Луччини — слова его не расходились с делом. С самого начала новая команда была весьма серьезным предприятием. Сотрудники Даллары в его мастерских в Варано собирают монокок, шасси с подвеской, с помощью собственного автоклава «выпекают» углепластиковые панели кузова, изготовляют коробку передач, продувают корпус автомобиля в аэродинамической трубе и отправляют в Брешию. Там люди Луччини собирают машины в единое целое, монтируют на них двигатели, испытывают на автодромах, вывозят на гонки. Между мастерскими в Варано и Брешии налажена спутниковая и кабельная компьютерная связь, позволяющая ежеминутно координировать действия. По словам высокопоставленных представителей команды, они очень довольны сотрудничеством с Джанпаоло Далларой, так как инженеры «обоймы Луччини» пока не доросли до уровня формулы 1. Кроме того, «БМС — Скудерия Италия» пользуется и консультациями экс-инженера «Феррари» Мауро Фойери.

Одним словом, подтверждались слова Луччини: «За командой целиком и полностью стоит, конечно, моя персона. Однако не стоит думать, что «Скудерия Италия» — это лишь очередной каприз состоятельной особы, которая может себе позволить подобные «игрушки».

В целом судьба команды достаточно безоблачна, без особых трудностей и потрясений. Финансовых проблем как таковых не существует благодаря инвестициям Луччини.

Однако вернемся к спортивной деятельности. В 1989 году команда, образно говоря, оперилась. «Даллара-189″ в сравнении с предыдущей моделью, лучшим результатом которой была седьмая позиция в португальском Эшториле, стала зрелой конструкцией. И если четвертое место Каффи в Монте-Карло некоторым показалось случайностью, то уж гонка в дождливом Монреале продемонстрировала всем возможности новой машины. Там, где годом раньше «Даллара» не смогла преодолеть предквалификации, опытный римлянин Андре де Чезарис стоял на третьей ступени пьедестала, а Каффи финишировал шестым. Обе машины попали в шестерку! Потом было сенсационное третье место на тренировке в Будапеште перед Простом, Мэнселлом, Бергером. В конце концов с восемью очками команда поделила восьмое-девятое места со старожилом «Брэбхэмом».

Намеченное Луччини во многом сбывалось — «Даллару» уже признали в качестве серьезного противника и ожидали в 1990 году еще большего прогресса. Де Чезарис и еще один итальянец, Эммануэле Пирро котировались у букмекеров достаточно высоко. Увы, ноль очков и невеселая роль участника предквалификационных заездов — таков был результат прошлого сезона. И лучшее место — десятая позиция Пирро в Будапеште.

Но в стане амбициозных ломбардцев не видно уныния. В нынешнем сезоне «БМС Даллара» переходит на новый 10-цилиндровый мотор «Джадд». Кстати, Луччини все эти годы пытался заполучить итальянские двигатели «Ламборгини». Ведь это было бы исполнением мечты итальянца — шасси, мотор, гонщик, шины (с 1989-го-»Пирелли»), тормоза («Брембо»), наконец, масло («Аджип») — и все это с маркой «Сделано в Италии». Но руководство «Крайслера», которому принадлежит «Ламборгини», почему-то неизменно предпочитало другие команды. Что поделаешь — американцы!

Однако Беппе полон решимости доказать им и старушке Европе да и всему миру, что настоящие гоночные автомобили делаются в Италии.

И. ВЕСНИН (АМС №3,1991)